пятница, 13 января 2017 г.

Учитель Хасан рассказывал

Художник Рудольф Эрнст

Учитель Хасан рассказывал

Своим Учителем зову я жизнь свою.
Каких уроков только мне ни задавала
Святая грешница, да столько показала,
Что я и ныне ей все лавры отдаю!


Она учила звуком бубна, горным эхом,
Своей загадочностью жизненной пьяня.
Учила болью, страхом, радостью меня,
И горьким опытом, и бесподобным смехом…




Она являлась ветром времени и морем,
Порой служанкою, порою госпожой.
Она учила быть меня самим собой,
Осознающим мир в себе… морским прибоем.



Но расскажу я вам о той своей поре,
Когда ее своим Учителем назвал.
Я был ученым, чьи труды мир признавал,
О чьих успехах шла молва в родной стране.
Труды мои переводились в разных странах.
Я изучал писанья, многие науки.
Читал и лекции, был мастер на все руки.
Но все ж мечтал о неизвестных океанах…

Случилось мне приехать в дальнюю страну,
Где никогда труды мои не издавали.
В лицо, тем более, меня не узнавали.
Вдруг… оказался я… ненужным никому.
Мне было не с кем говорить, а так хотелось!
Потоки знания просились из меня!
Три дня молчания, что пост, дались не зря.
Но, наконец-то, сердце снова разговелось...



Под вечер мальчика я встретил. Тот бежал
Куда-то с глиняною лампой. Я спросил:
- Куда спешишь ты, мальчик?
Он же был так мил,
ответил тотчас:
- В Храм, где каждый день бывал.
Бог Храма хочет, чтобы там всегда был свет,
И каждый вечер мать дает мне лампу. Я…
Несу ее туда для света от огня.

- Ты очень правильный мне дал сейчас ответ.
Скажи, а сам ли зажигаешь лампу ты?
- Конечно, сам.
- Тогда ответь мне, а откуда
Берется свет? Ты, верно, видел это чудо?
И засмеялся мальчик смехом доброты…

Задул он лампу и спросил меня: - Куда
Девался свет?
Ты, верно, видел это, друг?

Тут мысль моя мгновенно вырвалась за круг
Моих воззрений, самомнения ума…
Окаменел я совершенно в этот миг.
Затем, очнувшись, поклонился я мальчишке.
Я знал так много, но все знания… из книжки…
Мне недоступен был мой собственный родник.

Читал я лекции о сотворении мира!
Не ведал я, откуда маленькое пламя
Берет исток, играя нами, как тенями.
Не ведал света я в безмолвии эфира.
Занятья бросил я свои, забыл про славу.
Про то, чему учил, когда был на виду.
И нищим стал, даруя свет души уму.
И было свыше мне дано, уже по праву…


А, медитируя, иной уж мир открыл:
Неисчерпаемый, рождающийся свет,
Что на любой вопрос дает мне свой ответ.
И с этим светом я отныне говорил!
Жизнь посылала встречи, нужные уму,
Душе и сердцу.
И учила, и учила...
И очень медленно, но все же излечила
От самомнения. За нею в след иду.